fedor ohotnick (fedorohotnick) wrote,
fedor ohotnick
fedorohotnick

История Афонской смуты (2)

Протоиерей Константин Борщ.
ИМЯСЛАВИЕ. Том 3. Часть I
© Copyright: Протоиерей Константин Борщ, 2014
Свидетельство о публикации №214071000150

проза.ру

История Афонской смуты
Составил  афонский  изгнанник иеромонах Паисий в 1958 - 1964 гг.

Начало см. "История Афонской смуты" от 4 окт. 2015

ВСТУПЛЕНИЕ

На закате дней моей жизни у меня возникло желание, ради душевной пользы своей и ближних воспомянуть о происшедшей духовной брани на Св. Горе Афонской за Имя Господне. Содержание этой брани целиком живет в нашей памяти с самого начала её, а конца ей нет, до самого явления в Страшной Славе Судии всей твари, Имя Которого и восхулилось чеовеками из рода христианского, живущими по стихиям века сего. Начало сей брани происходит в тесной связи с основнием Святой обители св. Апостола Симона Кананита на Кавказе, называемой  “Новый Афон”.
Сим и начинаем наше воспоминание.

Глава 1
Новый Афон


Во второй половине 19-го столетия, когда обитель св. Великомученика Пантелеимона на св. Горе Афонской, под руководством высокоопытных духовных старцев, пришла в полный расцвет духовной жизни, тогда у старцев этих, родилось благочестивое желание, и в родной России устроить подобную обитель, с тем же строгим уставом и чиноположением, для поддержания иноческого духа, среди соотечественников - любителей монашества.
О своём желании они сообщили Российскому правительству. Российское же правительство, в свою очередь, с любовью откликнулось на сие предложение, предоставив им подыскание любого места на пространствах России. Староафонские иноки, любители гор и красоты природы, остановили своё внимание на древнем, полуразрушенном храме св. Апостола Симона - Канонита, на Кавказе, на берегу Чёрного моря. Русскому правительству этот выбор места был весьма по сердцу, в пользу просвещения отдалённых кавказских инородцев. Для строительства новой обители старцы Пантелеимоновского монастыря послали искусного зодчего иеромонаха Иерона и с ним двадцать человек молодых монахов, которые должны были восстановить храм св. Апостола Симона Канонита, а при нём и обитель, название которой дали “Новый Афон”.

Глава 2
Об о. Илларионе и его книге “На горах Кавказа”


В числе братства, посланного для строительства Нового Афона, был один молодой инок о. Иларион, который резко выделялся среди своих товарищей пустыннолюбием и влечением на безмолвие. Как и всё братство, он равно нёс послушание, трудился, полагал свои силы на строительство новой обители. Когда же братство новой обители возросло за счёт новопоступивших русских пришельцев из мира, то о. Иларион стал временами удаляться в соседние пустынные горы для обучения себя безмолвию,  сначала на несколько дней, а потом и до недели. Товарищи, братия, не имея в нём нужды, не препятствовали ему, и даже поощряли его, радуясь, что один из среды Афонитов  пошёл на высший подвиг.
Так прожив до старости и научившись тому, что даёт пустыня и безмолвие, под руководством опытных старцев отшельников, которые встречались ему в горах, он стал опытным подвижником. Получив от Бога дар молитвенный, и проводя созерцательную жизнь, он возымел желание поделиться с последним поколением монашествующих, во-первых, советом о даре молитвенном, а во вторых, красотой пустынного безмолвия. Имея  семинарское образование,  он написал чудную книгу, дав ей  название: “На горах Кавказа”. У него было много учеников, которым он на духовные вопросы давал письменные духовно - назидательные ответы. А так как эти ответы имели одну и ту же цель по содержанию, как и вся книга, то он поместил их в конце книги, по обычаю духовных писателей.
Книга нашла своих любителей и быстро разошлась по рукам. Приобрели её и братья Пантелеимоновского монастыря на Св. Горе Афонской, товарищи о. Иллариона, из среды которых он послан был на Кавказ, на стройку обители Нового Афона. Кроме доброты книги им особенно было приятно читать её, потому что написал её их друг и товарищ. По содержанию книги они достойно судили и о духовном совершенстве её автора, своего брата по обители. Некоторые из этих товарищей о. Иллариона были уже начальниками в монастыре св. Великомученика Пантелеимона. Игумен Мисаил, о. Наместник, о. Духовник, о. Казначей, о. Благочинный, а другие были соборными старцами. Прежние же начальники и соборные старцы, благочестивые инициаторы “Нового Афона”, пославшие на Кавказ о. Илариона с товарищами, отошли ко Господу.
Книгу начал писать о. Иларион в 1905 году, а вышла она из печати первым изданием ещё в 1907 году. Видя пользу её для ищущих спасения, особенно среди монашествующих, о. Илларион решил повторить издание своей книги. Для этого он тщательно пересмотрел, проверил, исправил и дополнил её. Когда он   уже заканчивал сей труд, свершилось некое обстоятельство, о котором надлежит подробно и громко говорить, ибо оно и было виною брани на Имя Господне.

Глава 3
Наталья


В Петербурге некая женщина Наталья прославилась прозорливством. Нашлось у неё много почитателей - всякого рода простецов. Говорила она каждому якобы от лица Божией Матери, являвшейся ей во всякое время, когда захочет Наталья.
В те же дни, когда о. Илларион готовил книгу свою к выпуску вторым изданием,  Наталья объявила своим почитателям, что имеет желание отправиться во св. Град Иерусалим на поклонение Живоносному Гробу Господню. Из среды почитателей нашлись желающие сопутствовать ей. Доехав до Одессы, где надлежало пробыть около двух недель для выправки документов на выезд за границу, Наталья остановилась на подворье Пантелеимоновского монастыря св. Горы Афонской. Канцелярия подворья брала на себя обязательства и все хлопоты на выезд за границу всякого паломника, следующего ко Святым местам Востока.
Наталья по слухам и раньше, была известна братству подворья, и даже самой обители Афона, а во дни гощения в Одессе братия  так превознесла её, что, отправляя её на пароход, поусердствовали сообщить по телеграфу в саму обитель, что знаменитая прозорливица изволила ехать в Иерусалим на таком пароходе, который заходит ко св. Горе Афонской, и предложили лично осчастливить себя беседой с такой великой женой, которой всегда соприсутствует Божия Матерь, и она от лица Её даёт ответы всем приходящим к ней за советом.
К берегу св. Горы Афонской пароходы не пристают и пароходной пристани во всей окружности Афона нет, но к прибывшему пароходу подходят лодки, посредством которых производится разгрузка и погрузка водного транспорта. Паломники  мужчины, прибывшие на Святой Афон, благоговейно и радостно переплывают лодками на берег Святого Жребия Божией Матери, а женщины только посмотрят с пароходной палубы на дивную красоту земного рая - пустынного  Афона, но вступать на него не дерзают, им не положено...
Если закон о невходе жен на Св. Гору нарушить нельзя, то сама Пантелеимоновская обитель, извещённая из Одессы телеграфом,  оказала честь поломнице-жене, прозорливице, явившись к ней на пароход в лице старшей братии: о. Наместника, о. Духовника, о. Благочинного, о.  Казначея и других старцев и братии. Прозорливица на пароходной палубе принимала их, сидя на своём путевом ящике, а старцы подходили, смиренно кланяясь ей, а некоторые даже лобызали её руку. Каждому давая ответы, Наталья прежде обращала взор свой в сторону на видимое ей одной лице Божией Матери и от лица Её открывала духовное состояние каждого. Например, об одном говорит: “Матерь Божия сказала: “Это раб мой”, а о другом: “Матерь Божия на тебя смотрит косо”, и тому подобное говорила она каждому старцу, подходившему под её благословение.
Этой церемонией остались довольны обе стороны: и почтенные старцы, убелённые сединами, и, конечно, сама виновница небывалого события знаменитая прозорливица Наталья,  для сопровождения которой заботливые отцы соблаговолили послать от себя опытного проводника-инока во Святой Град Иерусалим. 
Всё это чиноначалие и старцы Пантелеимоновского монастыря являлись ближайшими друзьями и товарищами автора книги “На горах Кавказа” о. Илариона и одногодки ему по поступлению в обитель. Любя его братски и почитая как подвижника, особенно после выпущенной им книги, они всегда имели с ним самое близкое общение перепиской, как друзья и духовные собеседники. И на этот раз они не моли удержаться, чтобы не поделиться с ним небывалым  событием и величайшим счастьем, что их посетила такая жена, высокая прозорливица,  которой всегда соприсутствует Сама Матерь Божия, и описали ему всё до мельчайшей подробности, что им показалось в этой жене чудесного. Получив это сообщение, о. Иларион возскорбел о духовной слепоте своих старо-афонских старцев, товарищей. Он обратился к своим старцам пустынникам духовно-опытным в распознавании духа Божия и духа лестча и предложил им на рассмотрение письменное сообщение со св. Горы Афонской. Старцы-подвижники всем собором признали в жене Наталии  бесовскую прелесть и что ей в святотатственном образе Матери Божией приседит диавол. Без обличения и вразумления оставить было нельзя, ибо этот соблазн лёг тяжким грехом на всю обитель св. Пантелеимона. О.Иларион был вынужден написать своим товарищам вразумительное письмо, чтобы они признали своё заблуждение, глубокое падение и принесли искреннее раскаяние пред Богом и пред лицем самой Божией Матери, величие и славу и честь Которой святотатственно окрали и перенесли на диявола, и ему воздали поклонение. Письмо кавказского пустынника принесло добрый плод. Рассмотрев подробно всю действительность, при свете такого вразумительного письма друга и брата своего, виновники признали свой тяжкий грех и горько раскаивались, а о. Илариону, вразумившему их, были весьма признательны и благодарны. Но падение Пантелеймоновской братии являлось для всех насельников  Св. Горы Афонской искушением потрясающим и опаснейшим для всех верующих, ибо ему было положено начало в столице России и пронеслось с запада на восток. Наталья прославилась в Петербурге, откуда в сопровождении обольщённой ею толпы прибыло в Одессу, где толпа увеличилась, а на пароходе, как известно, едет не одна сотня пассажиров. По образу толпы Натальиной, они тоже умилялись дьявольским обманом. А тут такая честь и слава тому же идолу на св. Горе Афонской! В святом же граде Иерусалиме со всего христианского мира стекаются сотни тысяч верующих. Конечно, не осталась здесь в стороне и знаменитая прозорливица, окружённая толпой поклонников, в сопровождении прикомандированного Афонскими старцами монаха – свидетеля братства славной обители святого Пантелеимона, (почему о. Иларион и даёт начало письма в книге “На горах Кавказа” к своим товарищам: “Слово, привезённое из города Иерусалима”. – Авт.). Понятна благочестивая ревность старца пустынника Кавказского Илариона, о поругании Божественной славы Честнейшей Херувимов, Царицы неба и земли. Принимая во внимание силу духовной опасности, он не мог ограничиться обличением одних только виновников - своих легкомысленных товарищей. От увлечения подобными обольщениями и от падения в самую прелесть бесовскую необходимо было предостеречь всех христиан. Эта опасность со стороны рыкающего адского льва, хотящего поглотить души человеческие, всегда угрожает нам. Ради этого о. Иларион своё внушительное письмо решил поместить в своей книге с другими письмами, которыми он пользовал в духовном руководстве своих учеников и собеседников.  Но поместил так мудро и искусно, что, сохранив подлинность письма, не обнаружил ни одного лица из своих друзей, не  наименовал и самую виновницу Наталью и даже об Афоне не упомянул, где произошло поклонение дьяволу. Мы же, обнаруживаем в своем рассказе это ради того, чтобы выявить преступление и преступников, возмутивших св. Гору Афонскую и всю Святую Церковь Христову восстанием на славу имени Божия, воспаливших богохульную ересь, изрыгнувших хулу на имя Божие и навлекших кару Божию на всю вселенную, Святую же Гору Афонскую превративших в “мерзость и запустение”.
Сохранив тот же порядок писем к своим собеседникам, каков был в первом издании, следующее письмо к своим товарищам - старцам обители св. Пантелеимона, во втором издании о. Иларион поместил в самом конце книги,  после писем к духовным собеседникам. Приводим его дословно: 

Глава 4
Письмо о. Илариона


“На твое любезное письмо отвечаю по силе и  своему разумению, как мне видится дело. Слово, принесённое к вам из Иерусалима, о некоей мирской женщине, по словам которой, будто бы, непосредственно, во всякое время беседующей с Божией Матерью, по рассуждению Кавказских пустынников, оказывается ложным и несостоятельным, а что всего важнее делает вас и всех поверивших сему сказанию виновными пред Божией Матерью в недолжных понятиях, касательно величия и славы, неотъемлемо соединённых с лицом Преблагословенной Девы Богоматери воистину Честнейшей Херувим и Славнейшей без сравнения Серафим.
Разсудите сами и разсмотрите тщательно всю историю христианства от самых времён Христа Спасителя, до наших дней – было ли когда-нибудь, что либо подобное, о чём дерзает говорить оная женщина N, поставляя себя на такую близость к Божией Матери, коей ещё не был удостоен ни один из людей. Известно, что св. Апостолы занимают в Церкви после Богоматери самое высшее место; но, смотрите, - какие их отношения к Преблагословенной Деве - Царице неба и земли. Вот они, по сказанию церковной истории, собраны от конец земли на честное погребение Всепречистой, будучи облаками по воздуху восхищёны каждый от своего места. И с каким священным богоприличием и духовным восторгом, с какими неизреченными чувствами небесного благоговения сопровождают Богоприемное тело Пренепорочной Отроковицы! На Ню же, говорят, взирати не можем. И Той, достойныя чести воздати не мощно; старейшия же небесныя силы прекрасно пред гробом предъидяху, и невидимо вопияху Превысшим небесным чиноначалием: “Возьмите врата князи ваша и сию премирно подымите, яко Матерь присносущного Света! Тоя бо, преизящное, превосходит всяк ум!” Видете,  какая страшная и неисповедимая слава по достоянию, сопровождает Честнейшую Херувим и Славнейшую без сравнения Серафим, что сами Апостолы не могут не только с Нею беседовать, но даже и взирать на Неё, по причине неприступной славы. А сия женщина N дерзает говорить о себе, что беседует с Божией Матерью, когда только захочет, будто с обыкновенным человеком, как мы разговариваем с другими. Таковой близости к Преблагословенной Святыне, видим, не был сподобляем ни один из смертных. Принимая за правду таковое нелепое свидетельство о себе женщины, все вы, поверившие ей, становитесь виновными пред Божией Матерью в том, что не имеете должных понятий о Её преестественной славе и неприступном величии.
Смотрите, так ли Она благоволит являться людям?.. Вот на третий день, по честном своём Успении, Она явилась на воздухе всем Апостолам: и какая Божественная слава, какой непреступный, пренебесный свет Её окружал!.. И Она только изрекла сии радостные не многие слова: “Я Заступница ваша и не только ваша, но и всего мира!” А сия женщина, обращается к Ней, с какими только хочет словами, а мы делаемся сообщниками святотатственному кощунству женщины, потому что вместе с нею уничижаем величие и небесную славу Преблагословенной. 
Смотрите далее, читаем в житиях святых угодников Божиих, - так ли являлась им Божия Матерь, например, преп. Сергию и Серафиму Саровскому. Они были вне себя от духовного восторга, и если по особенной чистоте своей души они могли выносить и смотреть на небесную славу и Божественный свет окружавший явление Богоматери, то бывшие при них люди, например, ученик Сергия (кажется, Никон), а у Серафима - приглашённая ранее монахиня, лежали на земле поверженными, нетерпя сияния невыносимого света. А Преблагословенная соблаговолила изречь им только несколько словес.
Правда, было благоугодно Божией Матери являться и без славы, как, например, св. Афанасию Афонскому. Но часто ли? Хотя бы и такому великому подвижнику, и Божиему угоднику. А сия неразумная, кощунствуя, всем глаголет, что на всё, о чём бы ни спросила, хотя самое обычное из нашей жизни Божия Матерь ей отвечает; а не размыслит того, что такое близкое к нам отношение унижает достоинство Богоматери и не свойственно Её небесному величию и славе. Жена оная говорит: “Матерь Божия посмотрела строго; Матерь Божия сказала... и то, и то...” Так рассказывают принесшие, из Иерусалима, удивительную весть.
От слышания таковых словес великим негодованием наполняется Христианское сердце, привыкшее от детства к тому, чтобы - иметь Божию Матерь в должном почитании, - и так, как приличествует Честнейшей Херувим и Славнейшей без сравнения Серафим! Ангелы и Архангелы на Ню взирати не могут; а жена смертная свободно и без всякого страха, когда только восхощет, беседует с Нею, о чём Её спросят... Увы присвоению святотатственной чести! Увы, неслыханной дерзости и оскорбления Преблагословенной!
Обольщение этой жены, между прочим, видно и из того, что она сказала от лица Богоматери одному человеку, привезшему эту повесть: “Это Мой избранник”. Что может быть от слова сего, кроме высокого о себе мнения?!... 
Если скажете, что Матерь Божия открывает ей свое слово в духе сокровенно, то этому противоречат слова жены, ибо она говорит: “Матерь Божия посмотрела строго, Матерь Божия сказала и то, и то”. Здесь, видится, непосредственное зрение Богоматери и личная беседа.
Вы, конечно, виновны в том, что легкомысленно поверили нелепости, чем обнаружили в себе отсутствие разума духовного и дара различения духа истины от  духа лестча; а, может быть, соблазнили и других, которые поверили этой нелепости. Таковые люди всегда были и будут до скончания света. Похищая Божию святыню, они удобно пользуются этим, к достижению своих корыстных целей. 
Люди, им же князь века сего ослепил очи, верят им и возносят их превыше всего, как святых и друзей Божиих... и жертва обильными реками течет к ним со всех сторон. Присмотритесь к ним  внимательнее, и увидите цель их действия...
Кто бы ни читал в книге о. Иллариона это письмо, разумеется получал только назидание духовное, по Апостолу: “Блюдите како опасно ходите” (Ефес. 5, 15). Но кто - эти поклонившиеся жене в прелести диавольской, и где это произошло, - для всех остается духовная тайна, да никто сего и не допытывается, если бы сами виновные не возвестили о ней. Есть старинная пословица: “На воре шапка горит”. Зажгли на себе шапку, товарищи и друзья, духовные о. Иллариона. И оповестили всему миру, что они кланялись дьяволу, приседящему жене Наталье, у берега св. горы Афонской, земного жребия Божией Матери, пред лицом славной обители св. Великомученика Пантелеимона. Ибо пароход, на котором ехала Наталья, имел остановку у берега Пантелеймоновского монастыря.
Tags: Имя Божие, Имяславие, Святая Русь, Святой Афон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments