fedor ohotnick (fedorohotnick) wrote,
fedor ohotnick
fedorohotnick

О ситуации в Сирии

Оригинал взят у shurigin в О ситуации в Сирии
CQTQMRwWcAAWQDV



...Неприятным сюрпризом для разведки США и НАТО стала чрезвычайно высокая интенсивность боевой работы российской авиации в Сирии. По данным «THE NATIONAL INTEREST» российская авиация в Сирии вышла на теоретический максимум по количеству боевых вылетов, которые могут совершить 32 самолета. В среднем, в течение 24 часов самолеты Су-34, Су-24М и Су-25СМ совершают от 60 до 88 боевых вылетов по объектам террористической инфраструктуры в провинциях Ракка, Хама, Идлиб, Латакия и Алеппо. При этом, представители военного ведомства США ещё недавно утверждали, что количество боевых вылетов российских ВВС должно составлять примерно 20 вылетов в сутки. Столь высокая интенсивность полётов позволяет сделать следующие выводы:
Во-первых, об отличной подготовке лётчиков, которые смогли быстро адаптироваться на сирийском ТВД, изучить район полётов и приступить к боевым вылетам с предельно возможной интенсивностью, а так же о резервировании экипажей. По всей вероятности в Сирию прибыло от 1.5 до 2 экипажей на каждый ударный самолёт.
Во-вторых, о высоком уровне исправности и технологической надёжности российской авиационной техники, которая выдерживает столь высокую интенсивность её эксплуатации. Российская авиационная группировка за 3 недели выполнила уже больше 1000 боевых вылетов, то есть каждый ударный самолёт в сутки выполнял от двух до трёх боевых вылетов.
В-третьих, о высоком уровне обслуживания авиатехники и подготовке её к боевым вылетам. Инженерно-технический состав работает с предельным напряжением, готовя самолёты к вылетам, выполняя весь цикл необходимых работ и обеспечивает исправность авиатехники на уровне не менее 90%.
В-четвёртых, о прекрасной работе служб и подразделений обеспечения, начиная от подвоза авиационного топлива и авиационных компонентов, до подготовки аэродрома, питания и организации режима отдыха.
В-пятых, о надёжном боевом управлении, координирующем действия отдельных самолётов и авиационных групп, планирующем и контролирующем нанесение ударов по боевикам.

Всё это свидетельствует о том, что российские ВВС находятся на пике боевой формы и готовы выполнить любой приказ высшего политического руководства России. Но в ходе активных боевых действий выявились и достаточно серьёзные проблемы в боевом обеспечении. Особенно острой является проблема дефицита современных высокоточных средств поражения. Имеющиеся запасы истощаются очень быстро и самолётам приходится вылетать на штурмовки и бомбёжки с неполной бомбовой нагрузкой, "расмазывая" имющиеся запасы средств поражения по выявленным целям. Суточный расход бомб и ракет сегодня составляет от 100 до 180 тон. Всё это уже привело к резкому наращиванию производства ВТО. Заводы перешли на круглосуточный режим выпуска новых бомб и ракет, но эту "прибавку" группировка получит не ренее, чем через месяц - полтора. Второй проблемой стала доставка материально-технических средств в Сирию. Морской путь подвоза потребовал организации своего рода "сирийского экспресса", для которого у России на Чёрном море очевидно не хватало транспортных судов. В первые недели для доставки грузов пришлось даже использовать большие десантные корабли ЧФ, что кране затратно, учитывая их ограниченный ресурс и совершенно другой "профиль". Сейчас проблема частично решена переброской сюда транспортных судов с Балтики и Севера, а так же закупкой у Турции пяти транспортных судов, вставших на "сирийскую линию". Вероятно, что закупки судов для "Сирийского экпресса" могут быть продолжены.

Но успехи нашей авиации не должны провоцировать излишнюю эйфорию.
Необходим отдавать себе отчёт, что российские ВВС хотя и подорвали наступательные возможности сирийских террористических группировок, но до коренного перелома в ходе боевых действий ещё далеко. Сегодня сирийские фронты это фактически «слоёный» пирог районов контролируемых боевиками и сирийским правительством. И зачастую крупные правительственные гарнизоны вынуждены вести оборонительные бои, утратив контроль над коммуникациями и испытывая жёсткий недостаток боеприпасов, топлива и продовольствия, в свою очередь районы занятые боевиками блокированы сирийской армией и отряды боевиков, не имея возможности наступать, фактически зарываются в землю, спасаясь от огня артиллерии и ударов авиации.




При этом сирийская армия измотана тремя годами войны и понесла большие потери, мобилизационный потенциал её исчерпан и командование ведёт боевые действия уже не корпусами и дивизиями, а боевыми группами численностью до батальона, постоянно перебрасывая эти боевые группы из одного района в другой, затыкая бреши в обороне. В этих условиях стратегическая инициатива все последние месяцы медленно переходила к исламистам и сегодня они изо всех сил пытаются удержать её в своих руках, проводя контрудары на различных участках, пытаясь остановить серию наступательных операций Сирийской армии и нащупать слабые места в обороне правительственных сил.
Появление российских ВВС резко снизило их наступательные возможности. Исламисты понесли ощутимые потери, прежде всего в технике, тяжёлом вооружении, боевом управлении и снабжении, но при этом сохраняют высокий мобилизационный потенциал и высокую мотивированность своих отрядов, пытаясь компенсировать потери в технике и вооружении численностью и фанатизмом своих отрядов.
И характеризуя сегодняшнюю обстановку, её можно назвать критической для обеих сторон конфликта – и для официального Дамаска и для фронта боевиков - исламистов.
Сирийская армия остро нуждается в резком наращивании своего боевого потенциала и прежде всего пополнении своих сухопутных войск и доведения их численности до уровня, обеспечивающего превосходство над исламистами в каждом из трёх основных районов боевых действий.
Для исламистов же жизненно важно усилить свои отряды тяжёлым вооружением, бронетехникой и артиллерией, а так же получить в своё распоряжение современные средства ПВО, для ликвидации господства противника в небе.
И, если Дамаск сейчас начал пополняться сухопутными контингентами, прибывающими из Ирана, Ливана и Палестины, получает современную технику и вооружение из России и Ирана, то исламисты пока не могут найти источники пополнения своих запасов тяжёлого вооружения и техники. Их покровители и кураторы из Саудовской Аравии, Катара сами увязли в войне в Северном Йемене против хуситской армии, и испытывают здесь серьёзные проблемы. Другой их союзник Турция так же ограничена в своих возможностях поддерживать ИГИЛ и Джабхат ан-Нусру, опасаясь быть напрямую обвинённой в поддержке терроризма и окончательно испортить свои отношения с Россией, во взаимодействии с которой сегодня нуждается.
В этих условиях лидеры исламистов ищут «нетрадиционные» каналы для закупки вооружения, так в последние недели в Лондоне и Турции были отмечены контакты исламистов с украинскими дипломатами и бизнесменами. Источники утверждают, что исламисты ведут с ними переговоры о продаже, имеющихся у украинской армии ПЗРК, способных перехватывать современные российские самолёты, а так же миномётов и боеприпасов.

В этих условиях армия Ассада начинает медленно перехватывать инициативу и теснить противника, но пока не смогла добиться определяющего превосходства и перелома в войне. Ближайшей задачей Дамаска является разгром и зачистка боевиков в пригородах Дамаска, деблокирование своих окружённых баз и гарнизонов, разгром исламистов под Дарайя, Алеппо и Хомсом с последующим разгромом и вытеснением боевиков Джибгат ан-Нусры к турецкой границе и отрядов ИГИЛ за Пальмиру с осовбождением нефтеносных районов вокруг неё. Но сколько времени потребуется на решение этих задач сейчас определить невозможно.
Прошедшие недели боёв показали, что исламисты стремятся любой ценой удерживаться в захваченных ими районах, создавая глубоко эшелонируемую и хорошо оборудованную в инженерном плане оборону, и это, вкупе с дефицитом достаточных контингентов обученной пехоты у сирийской армии резко поднимает статус артиллерии. Опыт боёв на востоке Украины в донецкой агломерации показал, что «расковыривание» таких укрепрайонов по силам лишь мощным артиллерийским группировкам, которые, видимо, придётся в ближайшее время формировать сирийскому командованию.

Аналитики утверждают, что при сохраняющихся темпах российских авиационных ударов по исламистам и поддержке иранскими добровольцами командование ИГИЛ и других исламистских объединений смогут поддерживать свой активный боевой статус ещё не менее двух – трёх месяцев.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments